выбрать

Источники (25)

Авторы (114)

Темы (1)

теги
интервью (1)

Ресторан La Vue на последнем этаже отеля "Санкт–Петербург"

Интерьер главного зала — а–ля 1970–е. Сервис из разряда "как повезет". Над подачей тоже еще стоит поработать.

Единственный минус: кабаны приходят на виноградники и жрут виноград. "И как с этим бороться?!" — сомелье Дмитрий, рассказывая очередную историю из жизни тосканских виноделов, уже по–свойски пристроился на подлокотнике кресла напротив. Что на это можно ответить?! Только предложить открыть производство биодинамической колбасы. Выбор и дегустация вина в новом ресторане La Vue больше всего напоминает какие–то неформальные посиделки.


La Vue открылся на последнем этаже отеля "Санкт–Петербург", вернее, на двух последних этажах или даже на двух с половиной. Кто–то еще помнит, что на рубеже 1990–х в гостинице случился пожар, с тех пор высотного общепита здесь не было. Что странно, потому что за окнами, которые от пола до потолка, есть почти все самое важное, за что ценят Петербург, — небо, вода и мосты. И еще, конечно, "Аврора", она здесь просто как на ладони.

При всех этих неоспоримых панорамных достоинствах
ресторан почему–то сохраняет статус "для своих". Догадаться о его существовании человеку стороннему почти невозможно. Отель гигантский, как все главные стройки социализма, на нем километровые рекламные буквы, из которых складываются названия западных брендов. Перед входом неистребимо стойкий запах никотина, в холле катят бесконечные параллелепипеды пластиковых чемоданов азиатские туристы. Вывесок или указателей La Vue нет ни снаружи, ни внутри, есть только небольшие латунные таблички над несколькими лифтами. Более того, даже рядом с кнопками этажей пока не написано, где искать заведение. Интуитивно нажимаешь самую большую из доступных здесь цифр — 9.


Сказать, что La Vue большой ресторан, — значит ничего не сказать. Честно говоря, даже непонятно, зачем так много места. На первом уровне — многозальный кирпичный лофт с разноцветными креслами. Все бы хорошо, но здесь нет ни одного окна, а как следствие — ни одного человека, если не считать персонал. На уровень со стеклянной стеной ведет стеклянная же лестница. Далеко не все панорамные рестораны в Петербурге скрывают своих гостей от непогоды. Недостатки La Vue — в данном случае продолжение его достоинств. Да, здесь не капает, не дует, но если зарядил классический петербургский дождь, то и смотреть в окно особого смысла нет — все равно ничего не разглядишь. Возможно, именно на этот случай на стене транслируют картинки с черно–белым крейсером революции и другие альбомные достопримечательности.

Интерьер главного зала La Vue
— а–ля 1970–е. Только непонятно, зачем здесь сделали открытую кухню, если на ней все равно почти никто не появляется. Понятно, что все гости стремятся устроиться поближе к окошку, поэтому лучше эти столы бронировать заранее.
Лестница в углу ведет еще выше — в маленький банкетный зал опять–таки без окон, зато с прозрачной крышей.


Шеф–повар La Vue Алексей Ермаков выказал себя абсолютным космополитом: в его меню нашлось место и сморребродам (300 рублей), и севиче (520), и борщу с копченой уткой (380), и ризотто с рагу из томленого кролика (720), и т. д. Когда видишь, что за салат нисуаз с яйцом пашот здесь просят 820 рублей, остается успокаивать себя мыслью, что хорошие виды стоят дорого. Винная карта составлена, как теперь принято, затейливо. Здесь есть разделы "Известное всем", "Не всем известное", "Познай неизвестное" и т. д. Цены стартуют с 250 рублей за бокал.

Сервис пока из разряда "как повезет":
может быть и образцово–предупредительным, и бесконечно–томительным. Странно наблюдать, как в зале, в котором занято немало мест, в какие–то моменты не оказывается вообще ни одного представителя заведения. После слов: "Кальмара я бы вам не рекомендовал, потому что очень часто наша кухня его готовит немножечко резиновым", — официанту хочется прибавить балл за честность. Но, когда он поет дифирамбы арбузу гриль с тремя видами сыра и горчичной заправкой, а потом оказывается, что его сегодня нет, появляется желание оценку вернуть в исходное состояние: нельзя быть таким жестоким!


По меньшей мере половина гостей в этот вечер еде предпочла напитки, но кухня все равно не поспевала. Лучше сразу набраться терпения. Над подачей тоже еще определенно стоит поработать. Остро–сладкий салат с "окровавленным" ростбифом, хрустящими баклажанами и помидорами вовсе не плох. Но кто умудрился нарезать фермерский сыр такими кубиками, что результат стал напоминать греческий салат из кафешки средней руки? Севиче из карельской форели точно не имело никакого отношения к своему перуанскому прародителю. Конечно, любой шеф имеет право на авторскую вариацию, но и ее следует признать неудачной. Луковый крем–суп сладок почти как десерт, да еще и сверху его присыпали чипсами из вяленой груши.


Шеф La Vue пытается экспериментировать. Один из результатов этих исканий — фондан из брянских бычьих хвостов. Внешне блюдо действительно напоминает два разнокалиберных маленьких кексика, но не более того. Настоящий фондан — это прежде всего взрыв эмоций, возникающий из–за разности текстур хрустящего бисквита и тающей начинки. Здесь взрыва нет, а есть просто растомленное мясо с луковым конфи, орехами и сельдереем в самых разных видах.


Томленый говяжий язык в соусе из зерновой горчицы с кукурузой гриль (810) и утиная грудка (970) с соусом, где вишня соседствовала со свеклой, навевали мысль, что содержание всякий раз оказывается лучше, чем форма.


Самый оригинальный десерт La Vue — брауни в сопровождении соуса из белых грибов. Но сладости оказалось много больше, чем грибных ароматов…


Дождь закончился, Петербург зажигает огни, и лифт поднимает на этаж очередные романтические парочки. Все хотят посмотреть на "Аврору".

Автор: Дмитрий Грозный

В тексте упоминаются Показать на карте