выбрать

Источники (25)

Авторы (114)

Темы (1)

теги
интервью (1)

Ресторан Белка

На Рыбацкой улице открыл свои двери ресторан Белка. Создатель этого заведения шеф-повар Ginza Project Александр Белькович. Интерьер «Белки»: эргономические кресла из фильмов про свинговые 1960–е, переплетение «водопроводных» труб под потолком, панно из скалок, бра из терки, стаканы будто из–под какой–то модной газировки — все вместе это оставляет очень европейское впечатление.

Это булкотряс, — вполне буднично сообщает официантка Настя и с явным удовольствием нажимает кнопочку: платформа под моими ногами начинает в бешеном темпе ходить ходуном. Это всего лишь один из многих фитнес–аттракционов в новом ресторане «Белка». У заведения, которое работает без году неделя, нет не то что вывески, на двери даже отсутствует бумажка с надписью «Вход», но в буднично–дождливо–промозглый день здесь почти не найти свободных мест. А по–другому и быть не могло, потому что «Белка» — авторский ресторан Александра Бельковича.

Если искать в российской гастрономии голливудские истории успеха, то Белькович — без вариантов кандидат № 1. Мальчик из Северодвинска, выпускник Архангельского кооперативного техникума, в 21 год становится шеф–поваром ресторана Terrassa, с которого, по сути, и началась настоящая слава Ginza Project. Теперь под его началом сотни поваров и как минимум десяток ресторанов в крупнейшем ресторанном холдинге страны. А еще Александр пишет книги, дает мастер–классы, ставит кухню в Лондоне, выпускает жизнерадостные полосатые тарелки, фотографируется на крыше, крутит диски и только по недоразумению еще не ведет какое–нибудь кулинарное шоу на большом федеральном канале.

Говорят, Белькович — наш ответ Джейми Оливеру. Нет уж, дудки: куда британскому «голому повару» до нашего Александра! При взгляде на него петербурженки от 16 и старше не могут не улыбаться. А Белькович улыбается им в ответ и старается вовсю: он установил «Белке» спецвитрины для выращивания всяческой травы, спецхолодильник для фермерского молока и ряженки и одновременно, как змей–искуситель, уставил мраморную столешницу несметным количеством десертов. Хочешь — совершенствуй свой организм при помощи шота из пророщенной пшеницы (150 рублей), хочешь — потакай своим слабостям, протягивая руку за очередным капкейком (150). Какой в этот раз выбрать — банановый или, может быть, черничный? Сопротивление все равно бесполезно: потому что каждой гостье на выходе обязательно вручают пирожное под голубой, шоколадной или не-жно –кремовой шапочкой… Похоже, персонал «Белки» настолько устал от лавины едоков, что, встречая очередных гостей, хостес не проводит экскурсию по залам, не демонстрирует огромную открытую кухню и даже ни словом не обмолвится про своего знаменитого шеф–повара. Хорошо, что везде стоят книги Александра, да и сам он почти ежеминутно возникает в каждой точке пространства ресторана: общается, пробует, угощает, дает указания. И все это не прекращая улыбаться.

Интерьер «Белки»: эргономические кресла из фильмов про свинговые 1960–е, переплетение «водопроводных» труб под потолком, панно из скалок, бра из терки, стаканы будто из–под какой–то модной газировки — все вместе это оставляет очень европейское впечатление. И, конечно, всегда хорошо, когда есть такие большие окна. Почти на каждом столике есть мини–горшочек с пророщенным горохом: можно успеть отправить в рот половину листиков в ожидании, когда у тебя примут заказ. Меню — для усиления эффекта рукодельности — вручную начертано белым карандашиком на черных досочках. Если рядом с блюдом рыжая веточка — значит, оно без глютена, если зеленая — годится для вегетарианцев. Всего веточек почти полтора десятка. Меню пестрое, разброс цен велик: здесь можно найти и салат «Азиатский огурчик» за 180 рублей, и целого осьминога за 6800 рублей (это блюдо рекомендовано для компании). Цены за бокал вина начинаются со 140 рублей.

Несмотря на наплыв гостей, кухня работает чрезвычайно энергично, приходится даже убедительно просить официантов, чтобы повара не торопились. Большинство опробованных блюд подчиняются девизу: легкость прежде всего. Порции невелики, вкусы мягки. И салат с тыквой, арбузом, фетой и орехами (орехов много, будто белочка постаралась), и свекольный с козьим сыром, персиком и зернами граната (320) относятся к категории девичья радость. Пицца — они здесь, кстати, миниатюрны — с таледжио, грушей и ломтиками инжира — вообще почти десерт, правда, вкус можно скорректировать индивидуально при помощи чили–перца, орегано и копченой соли. И даже в местной шаверме (280) нет ни грамма ее первозданной ларечной грубости. Напротив, вполне себе милая закуска. Борщ (280) удивляет цветом (суп желтый, а сметана в прилагающемся керамическом ведерке — розовая), но не вкусом. Зеленое гречотто с телячьим языком слишком разварено — получилась настоящая кашка в грибном соусе. В сингапурском чили–крабе (1290 за половину порции) не оказалось даже десятой доли ожидаемой термоядерности. А вот осьминог с картофелем очень хорош (890), только бы не мешало добавить обещанных угольных ароматов.

Раздел десертов здесь самый массовый. И если перуанский десерт (190), походивший на крем из сгущенки, ничем не поразил, то тайская панна котта (320) из кокосового молока, покрытого слоем манго, заставит растаять самое жестокое сердце. Белькович кому–то рассказывает, как на ферме, где он побывал, даже коровы улыбаются. Наверное, они просто улыбались ему в ответ.

Автор: Дмитрий Грозный
Источник:Деловой Петербург, "Ресторан Белка", 09.10.2015

В тексте упоминаются Показать на карте