выбрать

Источники (25)

Авторы (114)

Темы (1)

теги
интервью (1)

Ресторан Ветер Китая

Ресторан с дизайнерским интерьером и видом на Александровский парк. Столы уставлены так, как это обычно делают только в посудной лавке, чтобы продемонстрировать посетителю максимум продукции.

У нас на кухне китайцы работают: им ничего не объяснить. Готовят и все, оправдывается официант за то, что он, несмотря на неоднократные просьбы не торопиться, настойчиво выносит к столу все новые и новые блюда. Очевидно, что вопросы коммуникации имеют большое значение не только в фильме «Трудности перевода», но и в новом ресторане «Ветер Китая». Появление этого заведения всего в сотне метров от летающей тарелки — станции метро «Горьковская» — пока для многих является неожиданностью. «Шел в «Зверь», а попал к китайцам», — удивляется персонаж из 1990–х, на полном ходу ворвавшийся в ресторан. «Зверь» действительно работал здесь с незапамятных времен, но владельцы заведения, видимо почувствовавшие восточный тренд (или ветер), решили, что самое время заменить дичь на утку по–пекински (3950 – 4450 рублей — самое дорогое блюдо в новом ресторане).

В китайских кинолентах примерно так должны изображать дворец какой–нибудь волшебной принцессы: на входе дежурят павлины, внутри — беседки, красные, желтые и фиолетовые фонарики, десятки ваз разной степени огромности, бархатные кресла и диваны, усыпанные подушками с золотыми драконами, и тихая умиротворяющая музыка. Герой, попавший в такие чертоги, по всем законам жанра обязан растерянно озираться — здесь происходит то же самое, потому что тебя не встречает улыбкой восточная красавица в длинном шелковом платье. Да и вообще ни кто не встречает! Неужели никого? В конце концов навстречу все–таки спешит официант, который демонстрирует яркие, как лаковые шкатулки, залы и даже открывающуюся будто по мановению волшебной палочки курительную комнату.

Столы уставлены так, как это обычно делают только в посудной лавке, чтобы продемонстрировать посетителю максимум продукции. Почти на каждой тарелке, плошке, блюдечке, подставочке, фарфоровой ложке есть по лошади, крытой парчовой попоной, а то и по несколько. В результате на каждого гостя приходится свой персональный табун.

Первое, что бросается в глаза в меню: удивительная правая колонка — в ней почти нет нолей. Как они высчитали, что, к примеру, маринованные свиные уши с имбирем должны стоить 394 рубля, а баранина с луком–пореем и черными грибами — 679 рублей! При этом во многих случаях цены более чем премиальны: за три черные тигровые креветки в кисло–сладком соусе придется заплатить 1150 рублей. Бокал вина здесь обойдется минимум в 250 рублей, а в разделе Frut wine можно обнаружить два образца made in China (2400 рублей за бутылку).

На 50 с хвостиком строчек в меню приходится дюжина не совсем понятных, а иногда совсем непонятных слов. Что означают все эти: «по–джанфэйски», «Фучи–фэйпян», «Тзяомати», «Шидин» и пр.? Хочется, чтобы кто–то рассказал, посоветовал и направил. Но, как оказалось, официант «Ветра Китая» этого сделать не в состоянии, потому что сам ничего не знает. Абсолютно ничего! Кроме слов «во–первых, все острое»! В конце концов, чтобы хотя бы приблизительно описать, что из себя представляет карп по–шанхайски с апельсиновым вкусом, у стола собирается целый коллоквиум из трех официантов, хотя именно его они хором и рекомендовали. Как оказалось, это почти до предела засушенная рыба с ниточками апельсиновой цедры. Цепляешь палочками очередной кусочек, отправляешь в рот и сразу чувствуешь, что повара здесь не жалеют глютамата натрия. По поводу остроты с персоналом можно поспорить: острое здесь далеко не все и в достаточно умеренных пределах: если вы, конечно, не отправили себе в рот стручок сычуаньского перца. Приятной, хотя и несколько образной остротой отличался салат из курицы Тзяомати с душистыми перцами, на 99 % состоящий из мяса.

Одни блюда в «Ветре Китая» миниатюрны, другие — несоразмерно огромны. В первую очередь это относится к супам. Когда видишь даже не супницу, а настоящую фарфоровую кастрюлю, ничего не остается, кроме как открыть рот! Этого хватит на шестерых! Стоя на столе, суп с распущенным яйцом и черными грибами продолжает клокотать: чтобы к этому вполне приятному блюду можно было притронуться без риска для жизни, для начала лучше задуть свечу, которая поддерживает кипение. Одно из самых недорогих основных блюд — хрустящие кальмары с жареным чесноком (590), в которых не чувствовалось ни хрусткости, ни чеснока. Зато в наличии был целый стог панировки, внутри которого и приходилось искать кальмары.

Но больше всего вопросов вызвало все–таки мапо–тофу. Прежде всего тем, что это блюдо было однозначно приписано к разделу овощи. Дело в том, что это популярнейшее блюдо сычуаньской кухни готовят из соевого сыра, который тушат с бобовой пастой. И с весьма ощутимым количеством мяса. Результат можно образно описать как огненное китайское болоньезе. То– то удивятся вегетарианцы, обнаружив у себя в тарелке свиной фарш!

Все эти недоразумения, безусловно, можно ликвидировать при помощи толкового переводчика: повара–то свое дело знают. В этом убеждаешься на примере десерта — тоже непривычно огромного: банановые шарики (240) покрыты какой–то леденцовой карамелью и усыпаны семечками кунжута. Для вящей аутентичности рекомендуется сопроводить десерт чаем «Главарь обезьян из Тайпина» (340). После этого можно со спокойной совестью отправиться на свежий воздух, чтобы пересчитывать миниатюрных китайских львов ши–дза.

Автор: Дмитрий Грозный
Источник:Деловой Петербург, "Ресторан Ветер Китая", 02.10.2015

В тексте упоминаются Показать на карте